Самая лучшая чашка


- Смотри, смотри! - пузатый фарфоровый чайник подтолкнул круглым бочком сахарницу. - У нас пополнение. Мама купила новую чашку.

Новая чашка была красивой. Тонкая изогнутая ручка, яркие цветы по краешку с золотым ободком и даже большая божья коровка на одном из них, совсем как настоящая. Чашка заинтересовала всех обитателей кухни, на неё таращились не только чайник и сахарница, но и стаканы из буфета, и ложки из подставки, и даже из приоткрытой дверцы посудного шкафа сверкали любопытные глазки тарелок. Всем не терпелось пообщаться с новенькой, узнать, откуда она и где успела побывать, что видела и как попала сюда. Но на кухне всё время кто-то был. Мама готовила ужин, дети бегали туда-сюда, играя со щенком, бабушка читала книжку. А потому все терпеливо ждали.

И вот, наконец, приготовленный ужин съеден, чисто вымытая посуда расставлена сохнуть на полотенце на столе, и на кухне выключен свет. Теперь можно приступать с расспросами, что нетерпеливые стаканы и сделали

- Привет, - зашептали они наперебой. - Привет новенькая. Мы стаканы. Из нас пьют морс и молоко. Или воду.

- Привет, - сказала чашка. - Из меня тоже можно пить и молоко, и воду.

Стаканы растерялись и замолчали.

- А разве не чай? - спросила большая папина кружка. - Из чашек пьют чай.

- Я самая лучшая чашка, - гордо сказала новенькая. - Я для всего годна. Если есть я, то уже не надо никакой другой посуды.

Она обвела пренебрежительным взглядом притихшую кухонную братию.

- Во мне можно заваривать чай. Насыпать заварку и залить кипятком.

Пузатый фарфоровый чайник удрученно крякнул и отвернулся.

- В меня можно насыпать сахар или соль.

Сахарница и солонка переглянулись.

- Из меня можно пить что угодно. И есть. В меня можно налить даже суп, только немножко.

Суповая тарелка даже всхлипнула от обиды.

- Я самая лучшая!

Новая чашка выпятила бочок с нарисованной божьей коровкой и развернула тонкую ручку. Только не рассчитала, что стоит на самом краешке стола, не удержала равновесия и полетела вниз. Раздался звон, и по полу кухни разлетелись осколки.

- Ох! - испуганно выдохнули хором стаканы.

На кухню, включив свет, вошли мама с папой и замерли на пороге. Мама покачала головой.

- Ну надо же, - сказала она грустно. - Новая чашка. Только сегодня купили.

- Не расстраивайся, - сказал папа, собирая осколки. - Мы ее склеим. Правда она уже не будет такой красивой. Да и наливать в неё нельзя будет даже чай.

Он сложил осколки в коробку и ушёл, унося её с собой. За ним ушла и мама.

- Бедная чашка, - сочувственно пробормотала суповая тарелка. - Она ведь была самой лучшей.

- Не стоит считать себя лучше всех, - наставительно сказала большая папина кружка. - Если часто задирать нос, то рано или поздно споткнёшься и упадёшь.

Она была самой умной, эта кружка. И хотя в неё тоже наливали и чай, и молоко, и даже как-то раз куриный бульон, она не гордилась этим и не хвасталась перед товарищами.

- Да, - вздохнул чайник, - дела…

На кухне снова воцарилась тишина. Все молчали и думали о глупой чашке, считавшей себя лучше всех. Никому не хотелось оказаться на её месте.